По следам 8 марта. SMP RDRC. Мария Панова

Сегодня мы представляем вашему вниманию интервью с, пожалуй, самой известной девушкой-пилотом в российском дрэг-рейсинге, участницей класса FSB Марией Пановой.

Как и когда ты увлеклась дрэгом? Какой тогда у тебя был автомобиль?

В 2002-м году, сразу, как села за руль, я без памяти влюбилась в скорость и ускорение. Вот этот подхват... Ощутив его однажды, уже не можешь без него жить. У меня тогда был Toyota Chaser Tourer V. Сначала в стоке, потом я начала интересоваться тюнингом, хотелось ехать быстрее и быстрее. Мне многие говорили остановиться, «400 сил тебе за глаза, девочка», но нет, было мало. Чайзер ограничился буст-апом, нужно было что-то подинамичнее. Нужно было то ускорение, которого всегда мало. И новым уровнем стала Toyota MR2. Там я прочувствовала силу турбины T8834D. Ощущения были крутые, конечно. В легкой среднемоторной МРке, на ее 2-литровом двигателе, Т88 тысячах на пяти оборотов внезапно пинком отправляет тебя в космос.


Какие были твои первые официальные соревнования? Может быть помнишь лучшее время на тот момент?

Первые официальные гонки, куда мы с друзьями приехали, это была Шамора. 2006 год, Чемпионат Приморского края. Мы уже натренировались на местном нелегале, поэтому сразу показали результаты. Я выиграла тот этап. Время было в районе 13 секунд. Считалось, что для буст-апного Турера это быстро.


Какие соревнования по дрэг-рейсингу запомнились больше всего в твоей спортивной карьере?

Дрэг-Битва, конечно, была потрясающим событием. В 2007 году я выступала на Toyota MR2, когда был заезд с Романом Нагервадзе. В 2008-м я приехала на Битву, но без машины. Total Race дали мне Соарер. Он был 800-сильный на тот момент, и мы на нем обновили рекорд России и заняли 2-место в классе. В 2011-м мы снова обновили рекорд страны, 8,22 сек. Это на данный момент наше лучшее время на Toyora Soarer. Из значимых результатов отмечу также рекорд Красного Кольца на машине Саши Харвеста, третье место в Чемпионате России 2011 и второе в Чемпионате России 2012.

Вообще ярких впечатлений мне хватает в каждую гонку. Это и фатальные поломки, и какое-то волшебное возвращение в строй с интервалом в ночь. Это и рекорды, и не открывшиеся парашюты. Каждая гонка обязательно оставляет сильные впечатления и боевой опыт. Вроде, не особо значимое событие, но я, например, до сих пор проверяю, не катается ли что по салону. После того, когда мы в спешке выгоняли Соарера на старт, и у меня в ногах завалялись наушники. Мне с 270 км/ч оттормаживаться, а у меня под педалью тормоза сюрприз — наушники. Ничего, продавила, остановилась.


Как давно ты участвуешь в RDRC?

К моменту начала участия в соревнованиях масштаба Чемпионата и Кубка России я несколько сезонов провела в региональном Чемпионате. Была и первой, и второй, и третьей по итогам.

C 2009 по 2013 я участвовала в Чемпионате России, который как раз и перерос в SMP RDRC. Что касается времени, то на момент появления RDRC машина ехала низкие 8 секунд, что было конкурентно для моего класса.

Если я правильно помню, именно RDRC стартовал 2014 году. К сожалению, нас и в 2014, и 2015-м преследовали технические проблемы с машиной. Я приезжала в 2014-м на этап на Toyota Soarer, но из-за утечки масла судьям пришлось нас дисквалифицировать. А в 2015-м в Элисте в квалификации мотор в машине устроил зрелищный взрыв, прямо во время заезда начался пожар. Соарер сильно пострадал, и сезон для нас на этом был окончен. Поэтому, можно сказать, что до сезона 2019 с RDRC я, как пилот, почти не ездила.


Когда ты переехала в Новую Зеландию? Как это сказалось на твоем увлечении дрэгом?

Я до сих пор не считаю, что переехала в Новую Зеландию. Хотя провожу здесь 8 месяцев в году. Я считаю, что живу в России, а здесь нахожусь по определенным обстоятельствам. Хотя в Новой Зеландии я уже 11 лет, но дом мой в России. Это без шуток. Здесь развит автоспорт, поэтому, приехав сюда, я увидела, каким может и должен быть дрэг. Какие машины могут в перспективе ехать быстро, а какие никогда быстро не поедут. Мой Соарер, к примеру, быстро никогда не поедет, если развивать его по тому же пути, что мы шли. Стало понятно, что нужно все радикально менять. В Новой Зеландии дисциплина дрэг-рейсинга имеет почти 50-летнюю историю. Конечно, я узнала много нового и еще больше мне предстоит узнать. Здесь неисчерпаемый источник информации на эту тему. Насчет моего увлечения — я влилась в тусовку. Моя работа связана со съемками автогонок и это не только дрэг.


Сама я участвую в соревнованиях, но не регулярно. Мой знакомый дает свою машину, это Plymouth ‘cuda на биг блоке, но это не так часто, как хотелось бы. Из-за того, что слишком сложно. Приходится везти две машины в два подхода на трассу, потом после гонок таким же путем развозить. В общем, когда машина не твоя, ты едешь тогда, когда это возможно, а не тогда, когда хочешь:) Здесь я активно езжу на картах, мне нравится то, что я в любой момент, когда есть желание, могу приехать и кататься столько, сколько мне нужно и пока есть силы. Это классная дисциплина, и она развивает тебя, как пилота.


Расскажи про свое возвращение в RDRC, как сложился для тебя сезон 2019?

В 2017-м я, под руководством Дмитрия Саморукова, училась стартовать на дрэгстере Dodge Viper DT. В сезоне 2019 выступала в классе FSB на дрэгстере Toyota Soarer. Это чемпионский болид, на котором в 2018-м одержал победу Максим Кривобоков. Атмосферный двигатель BigBlock объемом 12,1 литра и четыре ступени закиси азота. Расчетная мощность с закисью азота 2800 л.с.


2019 сезон получился у нас невероятно сложным в первую очередь из-за того, что многое было «в первый раз». Я адаптивный пилот, но для адаптации нужно хоть какое-то время за рулем машины. Но этот факт особо не интересовал погоду. Из четырех этапов Чемпионата RDRC 2019 три были дождливыми. Два в Быково, один в Нижнем Новгороде — везде дождь. Таким образом, к финальному этапу в Чечне мы приехали с «багажом опыта» в виде четырех полноценных заездов.


Мы — это команда Maxridemotorsport. В нее входит Dodge Viper Дмитрия Саморукова, Soarer Максима Кривобокова, на котором ехала я, потому что Максим пересел на дрэгстер под именем «Игла». Кстати, пересел он не него как раз в Чечне. У него было множество проблем с доставкой этой машины, поэтому он, по сути, пропустил сезон и получил «Иглу» только к финальному этапу. Что, кстати, не помешало Максиму занять третье место в классе US.


Что касается моих результатов на Соарере. В тех заездах, что нам удавалось совершить, Соарер ехал 8,4 секунды. Это без закиси. Мы вкатывались. В Чечне все наши соперники по классу поехали сразу быстро, проходное время в FSB было низкие восемь секунд. И нам надо было срочно что-то делать со всем этим. У нас было две возможности ехать быстрее: лить закись и ставить новые слики. Как только этот тюнинг был реализован, как раз спустилась вечерняя прохлада и трек в Грозном, который без преувеличения на данный момент является лучшим местом для дрэг-рейсинга в России, подарил нам идеальные условия. Все начали показывать какие-то космические времена прохождения квотера.


Мы с Соарером при установке закиси сняли 0,3 секунды еще днем, проехав 8,1 сек., что уже стало моим быстрейшим временем за всю историю в дрэге, но этого было недостаточно, чтобы конкурировать. Поэтому поставили новые слики и сняли еще 0,3. Таким образом, Соарер показал лучшее время для себя и для меня, соответственно, 7,760. Это было дико и круто. До сих пор не верится, что мы это сделали. Это очень быстро.

Еще там были странные вещи. Машина глохла у меня все первые этапы, прямо на полном газу на старте, мог заглохнуть и все. А в Грозном на стэйджах, когда уже все, газ в пол, все внимание на светофор, он как будто хотел заглохнуть, но что-то вдруг происходило и он, казалось бы, захлебнувшись, снова подхватывал обороты под воздействием какой-то невидимой силы. Итак, мы дошли до финала. В финале у нас случилась, на самом деле, ерундовая неполадка, которая стоила победы. Дело в том, что Соарер, оснащенный V8 о 12 литрах, из-за вибраций сам себя постоянно разбирает. Раскручивает. Его постоянно нужно контролировать, но за всем уследить невозможно. Вот он и раскрутил какой-то фитинг в системе подачи закиси. Посреди заезда у меня резко упала скорость, раздались хлопки и полетел огонь из выхлопа.

Таким образом, мы с Соарером вторые в FSB. Максим третий в US, а Дмитрий первый в US и в Чемпионате. Этап в Чечне вознаградил команду за все проблемы, которые преследовали в сезоне 2019, все три машины забрались на подиум.


Каковы планы на сезон 2020?

С этого года убрали ограничение, и мы теперь по ТТ проходим в класс FSA, где ехал до этого в основном передний привод. Теперь там могут ехать и 3/4, кем мы и являемся. Минимальное время 8,6 секунд. Это нам подходит, так как мы относительно стабильно можем ехать 8,6, если уберем закись, и достаточно безопасно для ресурса. Так как машина не моя, а Максима Кривобокова, то я считаю правильным ехать медленнее, но стабильнее. Таким образом, мы настройкой подберем мощность под время и будем ехать не на убой каждый заезд, а с некоторой технической надежностью. Считаю это правильным по отношению к команде и к чемпионату в целом. Если мы сломаемся, сезон будет для нас закончен, так как восстанавливать машину с такими характеристиками будет неподъемно для нашего бюджета, а с меньшими нагрузками шансов сломаться поменьше, я думаю. Хотя их тоже много. Уверена, это решение породит волну недовольства, но недовольные всегда могут выступить спонсорами наших технических проблем и, если будет финансовая поддержка, мы поедем хоть в US. Пока же, едем в том классе, который можем себе позволить.